Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

Тема в разделе ""Курилка"", создана пользователем m1rucus, 15 окт 2010.

  1. m1rucus
    Оффлайн

    m1rucus

    Регистрация:
    15 окт 2010
    Сообщения:
    0
    Баллы:
    0
    Адрес:
    Новосибирск
    О чём этот блог, и для кого он собственно пишется.

    Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес

    Основы – кратко для гостей этого блога:

    Мне всегда хотелось иметь практическое пошаговое пособие по созданию бизнеса, в виде «эксперимента» над человеком который описывает подробно свою ситуацию, как он с нуля создает бизнес, решает свои задачи и проблемы, предпринимает и действует.

    Это не должен быть опытный предприниматель, так как именно начинающие предприниматели испытывают «непреодолимые» сложности в первоначальных действиях по созданию бизнеса с нуля.

    Но к сожалению я таких материалов-пособий не встречал. Поэтому потрачу ближайшее время и основную часть своей энергии на создание такого дневника начинающего предпринимателя, в котором буду описывать все свои действия с вытекающими от этих действий результатов. Кстати надеюсь у меня всё получится не крайне быстро, а наоборот, результаты должны получится только после вложенных усилий. Для того чтобы я и мои последователи надеялись только на себя, а не на свою удачу. Что крайне важно при создании бизнеса.

    По мере появления денег, планирую развивать блог для создания более приятной и удобной атмосферы для читателей этого блога. К примеру, я понимаю что куда более интересней было бы смотреть видео отчёты а не письменные, поэтому планирую накопить денег на видеокамеру, и снимать видеоинтервью, или просто ролики относящиеся к теме блога. Но это в планах, сейчас отталкиваюсь от того что есть.

    О себе:

    О себе мне особо сказать нечего, зовут меня Юрий Никифоров, мой никнейм m1rucus. На данный момент мне 24 года. Высшего образования не имею. В школе желания учится не было, поэтому по всем предметам у меня обычно были тройки с натягом. Считаю что сейчас у меня есть всё необходимое для того чтобы обеспечить свою жизнь (есть желание и способность к действиям).

    Как вы уже сами понимаете, блог будет интересен в первую очередь тем людям которые ищут себя в бизнесе, хотят стать предпринимателями но не знают с чего начать.

    С понедельника 5 июля 2010 года, я начинаю действия, и каждый вечер буду выкладывать результаты прошедшего дня.
     
  2. Загрузка...

    Похожие темы - Дневник нуля создаём
    1. Vitaly
      Ответов:
      1
      Просмотров:
      665
    2. naive
      Ответов:
      25
      Просмотров:
      5.743
    3. SUZUKI CLUB RUSSIA
      Ответов:
      0
      Просмотров:
      1.078
    4. Aleks1
      Ответов:
      4
      Просмотров:
      994

  3. m1rucus
    Оффлайн

    m1rucus

    Регистрация:
    15 окт 2010
    Сообщения:
    0
    Баллы:
    0
    Адрес:
    Новосибирск
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    Юрий – День 0 – Эксперимент начался.

    Для начала я хочу рассказать какую первую цель я ставлю перед собой, и пояснение почему именно такую цель.

    Первая цель – провести около 100-300 встреч с опытными предпринимателями, и обсудить с ними, с каких действий они мне посоветуют начинать мой бизнес. Какую нишу занимать, какие первые шаги предпринимать. А так же интересует с чего они начинали свой бизнес, и какие у них сейчас задачи, затруднения в развитии их проектов.

    Поясняю, если я хочу научится играть на гитаре, я иду и учусь у гитариста. Аналогично и с предпринимателями. Идеальный вариант, найти предпринимателя, который бы взялся за меня, и обучил предпринимательству, своему ремеслу. В замен полученного опыта, я мог бы делится прибылью со своим наставником, или мы бы могли быть партнёрами в какой-нибудь деятельности. А пока я ищу себе подходящего человека мне достаточно будет и простых советов, от руководителей бизнеса.

    Как я буду это делать

    Всё элементарно просто, в электронном справочнике организаций, я ищу фирмы/компании, которые находятся в моем городе, по близости от меня. Нахожу контактный номер фирмы, звоню туда, и прошу чтобы трубку передали главе фирмы. С главой фирмы, я договариваюсь о встрече, для того чтобы подробно не объясняться по телефону кто я такой, и что я хочу. Во время встречи, начинаем разговор, я задаю вопросы, и даю ответы на вопросы предпринимателя, если таковые есть.

    .
    Прошлый опыт

    К сожалению я уже провёл совсем не давно, пару переговоров, и ко мне только после этих встреч пришла мысль фиксировать это всё в блоге. Поэтому я для наглядности о них расскажу.

    Всего я сделал около 30 звонков, из них человек 5 отказалось со мной встречаться (некоторые из них проконсультировали по телефону), до остальных либо не дозвонился, либо не соединили с генеральным (человек 15), с другими договорился позже созвонится и встретится (отпуск, дела, и другие причины). И две встречи я провёл.

    Первая встреча прошла с владелицей салона-парикмахерской Неллей Владимировной (вот часть из заметки которую я написал после встречи с ней):

    Встреча прошла у неё в салоне.

    Переговоры прошли слишком гладко, вопросов было мало, на все вопросы ответы получил, сложен был процесс выдумывания новых вопросов, поэтому последние вопросы получились вялые.

    Нелли Владимировна с 80-тых годов работала парикмахером, десять лет из них работала в этой парикмахерской, и хозяева предложили ей выкупить права, и стать полноправным хозяином, а не наёмным рабочим, Женщина согласилась, и уже 4 года работает как хозяин парикмахерской, плюс является седьмым парикмахером в этом же салоне. Проблемы при оформлении фирмы были с бумагами, юридические моменты очень гемморойные, два раза в год, проходят проверки. Клиенты идут по сезонам, летом весной, клиентов много, что даже рук не хватает, зимой мало. Уточнил вопрос по поводу создания конторы где парикмахеры высылаются прямо на дом, Женщина сказала. что больше геммороя, поэтому от такой практики отказалась.

    Отсебячина
    Позже я посетил эту парикмахерскую как клиент, и в тот момент мне пришла мысль. Хорошо бы если бы мне дали карточку/визитку с какой-нибудь скидкой (этакий напоминатель что пора подстригаться), которая действует только на месяц (или сколько там нужно времени чтобы понять что пора идти подстригатся). В таком случае через 3-4 недели, у меня было бы больше желания посетить именно эту парикмахерскую нежели другие.

    Вторая встреча прошла с владельцем фото/видео студии Михаилом Николаевичем, позже выяснилось что у человека было много разных бизнесов, и на данный момент косвенно занимается и другими проектами (конкретики по этому поводу я не получил).

    Встречу Михаил Николаевич назначил в парке, пришел со своим сыном, мы разговаривали прогуливаясь по парку.

    Буду писать по памяти события встречи:

    В начале разговора Михаил Николаевич ничего не рассказывал, объяснил что ему нужны конкретные вопросы, так как описывать всю свою жизнь, может очень долго. Начал с того что с 90-х годов занимался разными бизнесами. Где-то лет 10-15 (точно не помню) был владельцем бизнеса по безопасности (как я понял это всё что связанно с охраной).

    Сейчас предприниматель накопил много опыта в сфере видео/фото съемки. Имеет много связей и ресурсов в этой области. Принимает заказы по всей России, на видео съемку, от документальных видео о свадьбе до серьёзных художественных фильмов. Упомянул что пользуются спросом заказы от фирм, на научные/учебные документальные фильмы, с целью рассказать о фирме, прорекламировать деятельность, или обучить новый персонал.

    Михаил Николаевич дал несколько советов, вот всё что я запомнил:

    1. Если заниматься «экологичным» проектом, то это уже 50% успеха.

    2. Бизнес должен мотивировать не только руководителей фирмы, но и самих сотрудников. К примеру платить сотрудникам процент от их результата.

    3. Как бы человек не доверял другому, обязательно сотрудничество нужно закреплять официально.

    Михаил Николаевич, предлагал мне сотрудничество, предложил раскручивать его услуги по видео/фото съемкам. Я сказал что подумаю.

    Михаил Николаевич, дал мне разрешение звонить ему и консультироваться по любым вопросам возникшим по ведению бизнеса. Обменялись контактами.

    Немного юмора для поднятия настроения

    20 признаков бедности

    1. Вы уже много раз чинили свою потребительскую корзину.
    2. Отдыхать вы не ездите, а ходите.
    3. Вы сами делаете майонез.
    4. Вы знаете, где недорого можно купить комбижир.
    5. Вы замечаете, что соль подорожала.
    6. Ужасно подорожала.
    7. Ужас, как подорожала соль!
    8. В вашем телевизоре треснула линза.
    9. Видеофильмы вы смотрите через окно, а танцуете только под музыку из-за стены.
    10. Вы знаете 100 рецептов блюд из хлеба и лука.
    11. Техничка в хлебном, оказывается, столько зарабатывает!
    12. Ваша жена говорит, что Сидоров собирает больше бутылок, чем вы.
    13. Вы пытались заниматься извозом на своем стареньком велосипеде.
    14. Вы решили продать свой фамильный столовый алюминий.
    15. Ваш сын в тюрьме, и прилично там зарабатывает.
    16. Ваш хомяк вас объедает. И тараканов вам кормить все труднее.
    17. Вороны начинают вас вытеснять из вашей экологической ниши.
    18. Мода на вашу повседневную одежду то уходит, то снова возвращается.
    19. У вас прочные носки с хорошей толстой подошвой.
    20. Вы преподаете студентам квантовую механику или философию
     
  4. dusty
    Оффлайн

    dusty Незаметно подкравшийся

    Регистрация:
    30 окт 2006
    Сообщения:
    1.286
    Баллы:
    288
    Адрес:
    МО г.Королев
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    Недавно в интернете я прочитал про способ получения спида из КРОТА. Это меня очень заинтересовало и я решил пооппррооббыывваатть. Я поехал на дачу и там приобрёл свой первый опыт. Сплёл из верёвки небольшой силок и пошёл вечером на поле. Нашёл свежую кучку земли, характерную для этих животных и установил ловушку, прямо на вершине. Всю ночь я сидел и курил косяки у костра. Утром, не без любопытства, пошёл проверять добычу. Я ничего не поймал.

    Днём я пришёл с лопатой, и… ничего не поймал.

    Я поехал в город и купил учебник по биологии, для ВУЗов. Оказалось, что он занесён в Красную Книгу. Вот, блядь, чудо, значит их мало, а дырок каждый крот делает много. Но я всё же поймал крота. Подманил его на дождевых червей, которыми он питается. Вообщем снова ночью с силком повозился.

    Пришёл домой, умертвил его, киянкой. Это такой молоток резиновый, что бы не так больно было. Щадящая техника, как у военных резиновые пули. Только бить пришлось его много.

    Положил его в поллитровую банку, "истыкал пиздюгана" шилом, потом мялкой для пюре, как следует поорудовал. Крот дал соки. Я решил, что надо дать ему отстоятся денёк. Съездил в город взял ещё травы. Приехал и отжал крота в соковыжималке. Потом тушку пропустил через мясорубку, и полученную массу тоже отжал.

    Опасаясь передоза, выпаривал сначала вторяки, т.е. тушку. Получился розовый порошок, пахнет противно. Я его снюхал. СУКА БЛЯДЬ ПИЗДЕЦ НАХУЙ! КАК СЕЙЧАС ПОМНЮ, ТАК ВПЁРЛО! Хорошо что не в центр втыкал. Короче, из первача та же хуйня. Прёт не лучше. Теория: Крота надо сразу в мясорубку и на отжим, а потом сутки держать и выпаривать, получится спид.

    Ну и типа в чём фишка. Крота поймать очень сложно. По этому я взял бензиновый культиватор "Нева", читай мотоблок, поставил на него борону и вспахал близлежащую поляну. Потом обнаружил четыре с половиной кротовьи тушки, не знаю, где ещё часть. Долго я жил за счёт такой темы, но потом и кротов поблизости поубавилось и подустал я от такого. Дело в том, что кротоспид прёт мощно, но отпускает быстро. Да и моральные отходняки тоже меня замучали. Короче, поймал себя на мысли, что у меня едет крыша. И понял, что мне нужно больше спида.

    Я много думал, читал учебники, по механике, по химии, по биологии. Естественно я продавал спид, кое–какие деньги были. В конце концов я собрал (над этим словом надо бы нарисовать нимб) КОМБАЙН. На основе того же культиватора "Нева". КОМБАЙН. Теперь это чудо вспахивает землю во–первых глубже, во–вторых сам мелет кротов в биомассу, затем отжимает их в центрифуге. Потом, под давлением это проходит холодную очистку, через группу фильтров и, в специально камере, расположенной рядом с мотоблоком, на основе мотоциклетной коляски, происходит окончательное выпаривание продукта, СПИДА. Я научился подкармливать крота и разработал несколько новых пастбищ.

    Итог: чистого отбоя, с пяти, в общей сложности, соток я получаю 44–60 грамм в неделю.
     
  5. doktor v
    Оффлайн

    doktor v

    Регистрация:
    30 май 2007
    Сообщения:
    1.362
    Баллы:
    259
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    В общем, была суббота, как раз подошло время к съему урожая, на половине ставил эксперименты с влажностью а еще половину срезал, получилось 35 грамм Учителя, и 13 Камбоджи. Грибы размером с указательный палец с мощными шляпками еще не раскрытыми но вуаль настолько натянулась, что в течении нескольких часов должна уже начать рваться... Снял их вообщем, взвесил и положил посушить... Теща с дедом на даче с пятницы до воскресенья, ребенок спит после обеда, и супругу тоже сон сморил, вообщем все дома спят, делать нечего, маялся, маялся, опять курить? Нее... надоело... А захаваю-ка я своих маленьких, подумал я... Все равно все спят... Глядишь, и трип пройдет как раз пока проснутся... Сел в кресло, супруга рядом на диване спит, я накрыл ее синим драповым пальто, за одеялом к ребенку не пошел, не дай бог разбужу... Ну вообщем, сижу на кресле и смотрю на них, смотрю... а потом раз и сьел, все сьел!!! 35 GT+13 Cam. Сижу, жду, так как были свежие, только снятые, меня на 15 минуте уже начало перекрывать, потолок обрел свою атмосферу, и как-то загадочно со мной заигрывал, розово пастельные тона такие.. приятненько смотреть на него а он с тобой заигрывает как бы, разные образы из потолочных облаков плавают перед глазами... В дальнем углу комнаты какое-то свечение, причем как будто тонкие световоды огромным пучком из угла вылезли и заигрывают со мной... Стало некомфортно, одежда мешает, разделся, сижу дальше, стул пытается скинуть то, что на нем лежит, причем какими-то странными движениями он прям пытается скинуть с себя одежду тоже, супруга открывает глаз... Я на нее не смотрю, смотрю в потолок...
    - А, любимый... Воздушные ванны.. Зашибись тебе... я еще покемарю, а потом гулять пойдем все вместе... (она еще не в курсе что у папы уже бошку просто отрывает нахрен)...
    Сижу дальше голый абсолютно, ноги становятся такими длинными, что аж не видно пальцев... Ну, думаю, зашибись, Алиса в стране чудес... С какой стороны кусать-то его? Он же круглый... Так и у меня... Думаю, прощай кукуха... Я в комнату не помещаюсь... У полов начался прилив, потолок странно заигрывает, наверно ревнует к приливу на полу... Ну ладно, думаю, посмотрим, что будет дальше... Смотрю на пальто, а оно на супруге прям живое... Я аж при****... от ревности.. че за срань с пальто, моя жена... нехер по ней ползать... Наругал его шепотом... вроде успокоилось... шифоньер дышит очень глубоко.. Наверное, ему не хватает воздуха... открыл окно.. дыши шифоньер сколько хочешь, только не на меня... Сижу дальше, прилив закончился.. Большая вода, думаю.. подниму-ка я ноги, а то намочу... Тут в голове пошел дождь... так как из головы деваться воде некуда, она стала выходить из глаз, только какими-то гелевыми каплями и по 2 штуки из глаз.. странно, думаю... у меня в голове пошел дождь... ну ладно, наверно так надо.. буду заниматься своими делами... тут на пол нельзя встать, прилив-то закончился... а ждать отлива долго... сижу дальше... тут стены начали сливаться с потолком и появилась очень странно загадочная панорама... ну думаю, ****ец... щас начнутся елки-палки... и точно... яркий свет, просто ослепительно яркий ударил по глазам и голова чуть не взорвалась... а я сижу сухой весь, только в голове продолжает идти дождь... вобщем, поиграл я с облаками, встала супруга и говорит...
    - Вот бля, на полчаса прикорнула, а папа наш уже грибасов нахавался... (на голодный желудок все происходит, со вчерашнего вечера ни ел ничего)
    - Ну а хули, говорю... Все равно вы все спите.. Че еще делать... ложусь на диван под странное пальто и тут смена обстановки, новые приколы, я под одеялом вижу некое пространство, причем очень ярко прорисованное, и там типа тетриса.. кубики, в которых спрятаны звуки.. все объемное... начинаю играть на этих кубиках какую-то странную, но настолько гармонически правильную музыку... никогда такой не слышал. Сам музыкант и звукорежиссер, больше 2 тысяч дисков в фонотеке на работе и дома, но такой гармонии никогда не слышал... Тут появились голоса, которые помогают сделать это произведение еще интереснее... а я играю, как бы связывая мысленно коробочки со звуками и они звучат... То есть, я вижу в пространстве расположенные звуки отдельные и сам их связываю... Все продолжалась, пока не заглянула ко мне под пальто супруга и сказала...
    - Слушай... у ребенка нет творожка на полдник... Сгоняй по-бырому, а.. а то он щас уже должен проснуться....
    Ладно, думаю, сгоняю, хули бы и не сгонять - магазин за 2 домами находится... 4 минуты туда, 4 обратно и 2 там... в 10 минут обернусь... Оделся, встал, в коридоре ищу ботинки, а они во время прилива уплыли... Ну капец... папка босиком пойдет... блин.. после долгих поисков ботинок они все-таки нашлись.. перед этим было продолжительное сражение со свитером... потому что во столько рукавов я никогда не одевал руки... я даже и не подозревал, что у свитера может быть столько рукавов и они могут быть такие длинные... Все ботинки на ногах... надо поймать шнурки.. они ползают между пальцев как дождевики... вот думаю, где червей-то копать надо... а я все на даче с лопатой... вон, их целая полка... вроде все, поборол шнурки... одел кепку, очки... ммм, надо послушать что говорит мне мое Я... Оно мне сказало..
    - В голове идет дождь, возьми зонт...
    Ладно, думаю... я же не могу себе сам сделать плохо... надо взять ДОЖДЬ... (дождь - это новое название зонта)... перед этим я написал сам ручкой на мааааааленьком кусочке бумажки что надо купить, потому что могу и забыть... подстраховался... к бумажке мы еще вернемся... слова са'ха-Р и ке'фи-Р показались оочень странными... я не знаю, что это такое... я никогда не покупал такого... и написал на бумажке..

    са'-ха-Рр
    КЕ'- фи-Р
    ДО-ждь
    к-ле-П

    Что такое "к-ле-П" я не знал, но был уверен точно, что мне эта бумажка поможет в магазине купить то, за чем меня отправила супруга... думаю, наверно это то, что обычно она покупает, а мне не говорит.. ну ладно, беру трость-зонт... он внутри темно-зеленый, а снаружи серебристый металлик... выхожу на улицу из подьезда... 4 этаж.. но почему-то на лестнице в подьезде всего по 2 ступеньки... ну думаю.. бичи с****или... они всегда че-нить уносят... то коврик... то ящик вместе с картошкой... вот думаю, домоуправление как работает... суки... ступеньку уже уносят... ну ладно... хоть по две в пролете оставили, и то ладно... выхожу на улицу... и слушаю внутренний голос..
    - У меня в голове идет дождь... - раскрываю трость, иду (лето +28 на небе ни облачка... потом супруга рассказала). А иду еще и в свитере, в Докторах Мартенсах, в вельветовых широких штанах с карманами, под зонтом в кепке и больших очках как у Джонни Деппа в "Страхе и ненависти в Лас-Вегасе"... вобщем, картина ****ец... как раз для +28 без облаков...
    Дошел до магазина жутко хихикая и прячась под зонт насколько можно... То есть я его держу как надо - куполом вверх, но купол опустил спицами на кепку... чтоб не было видно... думаю, вас не видно, и меня нет... А живу на вокзале и надо пересекать вокзальную площадь... ладно.. думаю, скорее зайти в магазин и сложить трость... и тут начинается новая история...
    Захожу в магазин, в котором никогда не было очередей... Огромнейшая очередь и полный магазин народа... думаю, поезд наверное, пришел... ну ладно, встать надо... думаю... встал.. надо идти к кассе, туда все идут и я пойду, там дают то, что на полках стоит... дошла очередь, я ужасно неприлично хихикал... и когда доходила очередь до меня, я вставал перед девушкой и спрашивал...
    - А можно я еще разок постою... - не знаю, зачем, но внутренний голос говорил именно это...
    - У меня в голове идет дождь... - это было 3 раза.. на третий раз передо мной стоял мужик он мне по плечи был... взъерошенный какой-то... такой лоховато-бичеватый... я его всю очередь разглядывал потому что у него волосы то ли от грязи, то ли от жары шевелились и меня это оочень веселило... у него была маленькая лысина на макушке... это меня оочень веселило.. за кассой девушка уже усекла, что я третий раз стою... и когда мужик дал ей деньги и сказал...
    - БУТЫЛКУ ВОДКИ...
    - вам какую?
    - ПРОСТУЮ...
    -что-нибудь еще??
    -ОДИН СТАКАНЧИК И БУБЛИК...
    тут моя психика не выдержала окончательно... и я просто ВЗОРВАЛСЯ В ИСТЕРИЧЕСКОМ СМЕХЕ... просто вылетел из магазина на улицу и чуть не уссался, пока просмеялся. Ну, думаю... зачем мне туда заходить, не знаю.. супруга сказала... значит надо... и опять же... у меня есть бумажка, значит что-нибудь я должен оттуда вынести...

    са'-ха-Рр
    КЕ'- фи-Р
    ДО-ждь
    к-ле-П

    зазвонила труба... супруга..

    - "к-ле-П" не надо, я нашла булку.. - странно, ну не надо, значит не надо... зачем ей эта странная вещь... интересно, а что она еще нашла... может, она нашла еще чего-нить... мне стало интересно и я решил зайти в магазин последний раз и во чтобы бы то ни было вынести что-нибудь оттуда... Захожу, полон уверенности, что все получится...
    - В голове идет дождь, у меня есть бумажка...
    подходит моя очередь.. меня спрашивают..
    -ЧТО ВАМ?
    Я перехиливаюсь через прилавок и говорю ей в лицо...
    - У меня в голове идет дождь...
    - ЧТО, ЧТО ВЫ СКАЗАЛИ?..
    - У меня в голове идет дождь.. дайте мне саха-Ркефи-Р.. она не понимает... ну думаю, чего непонятного...
    - Жена покупает это у вас всегда... я не знаю, что это, но мне это
    надо....
    -ЧТО ВАМ НАДО-ТО?.. - я с гордостью, типа... ааа, сучка играть со мной вздумала... щас я те покажу...
    - У меня есть бумажка!
    - ЗАЧЕМ??? - спрашивает она...
    Я полон гордости что я нашел, по-моему, разгадку, достаю с довольной
    улыбкой мааааааленький обрывок блокнота... и с гордостью протягиваю ей... и с расплывающейся в улыбке роже самоудовлетворения и гордости за себя говорю:
    - Дааайте мне по бумажке... и протягиваю ей этот обрывок... она его рассматривает и не понимает... я опять... типа... ну что ты тупишь, не видишь, я тут за делом пришел...
    - Даааайте мне по бумажке... у меня есть денежка...
    она читает вслух...
    - са'-ха-Рр... КЕ'- фи-Р... ДО-ждь... к-ле-П...
    я говорю...
    - к-ле-п не надо, нашла уже это...
    она спрашивает:
    -А ДОЖДЬ..
    я опять перехиливаюсь к ней поближе и говорю ей на ухо...
    - уменявголовеидетдождьдайтемнепобумажкеатоменядомаждуттамчтотонашли... - хух думаю... поборол эту тупую сучку... (главное, поборол язык.. потому что он не хотел разговаривать с ней)...
    - ипакетсдвумяручками надо...
    Она мне все дала, я быстро ушел оттуда... ну думаю и сервис... захочешь что-нить и ни купишь с такими продавцами... хех, прикол... ну ладно, надо и домой...
    - У меня в голове идет дождь... дома сухо... наверно, на полу уже отлив... надо успеть прийти до нового прилива...
    Добрался быстро.. посадил во дворе денежки... копейки какие-то... думаю... потом приду, посмотрю, что выросло.. вобщем, добрался до квартиры... причем обратно были уже не ступеньки, а настоящий эскалатор... у нас он один в городе и то не работает... я один только раз в жизни ездил на нем... ну думаю, хоть накатаюсь вдоволь на эскалаторе... вот радость-то... Приехал к квартире... а меня все сильнее и сильнее уносит... уже что закрытые глаза, что открытые, все одно... мир перевернулся... время остановилось... супруга...
    - НУ ЧТО СЫНА, ПАПА НАМ КУПИЛ?
    Папа, полный улыбой мягко отвечает...
    - по бумаажке
    потом внутренние диалоги типа спрашивает..
    -ГУЛЯТЬ ТО ПОЙДЕМ.. МЫСЛИ ЕСТЬ?
    Мысли есть... нет, наверно это невкусною.. как можно есть мысли... их надо думать... попробую подумать... не думается... мысли можно смотреть... точно.. посмотрел, посидел в мыслях своих... прикосновение внутри трипа к живым грибам, которые готовы тоже и полны сил... чуть не кончил... импульсы от кончика пальца во все уголки как дало... как разрядом... ну думаю... кукуха... вот и доигрались... от грибов током бьет...
    На самом пике часа через полтора-два зазвонил телефон... я говорю:
    - Не хочу разговаривать с телефоном...
    - НЕТ УЖ ПОГОВОРИ.. Я ПОСУДУ МОЮ..
    ммм, ладно...
    - Да
    - СЫНА, ВЫ ДОМА??
    - нет нас нет... мы ушли (это мои родители)
    - МЫ УЖЕ ПОДЪЕЗЖАЕМ К ВАШЕМУ ДВОРУ... мы ягодку занесем и поедем, раз вы спешите... (а мы еще даже ребенка не кормили... вобщем, ближайший выход на улицу семьей через минут 40-50... ну думаю ****ец... щас спалят шар... а у меня самый пик... как раз такое началось, просто не поддается описанию... перекрывает по полной программе) Я как ошпареный говорю...
    - Бля, я к другу... меня нет... я утром уехал на работу, буду вечером... родителям скажешь, на работе он...
    - ТЫ ЧЕ, ЕБАНУЛСЯ.. ТЫ ЖЕ С НИМИ ТОЛЬКО ЧТО РАЗГОВАРИВАЛ...
    - Бля.. Бля.. Бля... что бы делать, ***а... Надо одеть штаны... мама меня не видела голым с самого детства... одел штаны... решили так... все равно спалят, так хоть вести себя нормально буду, чтоб не напугать их... посадили сына за стол, дали ложку... я его начал кормить... за 5 минут до...
    БЛЯТЬЬЬЬЬЬЬ, ГДЕ ПАПИН ВИЗИН!!!!!! БЛЯЯЯЯЯЯТЬЬЬЬ, ОН ЛЕЖАЛ НА СЕРВАНТЕ, КТО СПРЯТАЛ ВИЗИН.... о нашел.. давай капать... он же сосудосуживающий.. думаю, может зрачок уедет хоть чуть-чуть... залил просто глаза визином.... Сижу закапанный, сына кормлю... супруга полы начала мыть, чтоб поменьше с родителями моими видеться... вопросы там, расспросы ненужные... а у меня аквариум стоял посреди комнаты, проводил тесты с влажностью... ну, думаю, поставлю на шифоньер... высоко... не видно... родители заходят:
    - Привет, сына... - Привет мама, привет папа... и тут как началось... дуумаю от визина... как поехало все... блЯЯЯяяяя, а на стуле как на ракетном ускорителе... как поплыли картины в глазах...
    - КАК ДЕЛА, СЫНА?
    - Вы такие цветные...
    - ЧТО, ЧТО...
    - (мысль... бля, че-то не то ляпнул) Цветы, говорю, красивые с дачи
    привезли... а они узорами у меня в глазах.. у мамы волосы разного цвета переливаются... у папы борода то есть, то нет... просто прощай крыша.... ААУууууу...
    Мама спрашивает...
    - Чем сына кормите?...
    - Полителеновой булкой и са-ха-рке-фи-р
    - ЧТО, ЧТО?
    - А мы так всегда его кормим...
    - Ты себя хорошо чувствуешь???
    - У меня в голове идет дождь.. (говорить не хочу, рот сам говорит... думаю, ну все ****ец... определят..)
    ПАПА:
    - Ты че, своих поганок обожрался?.. (я ему показывал давно еще гриб молодой... он - уууу, пластинки... поганки какие-то, наверное.. я - Да не, типа, ты че, лечебные...)
    - Нет, папа... урожай подоспел... (блять, язык хренов... зачем ты говоришшь.... а у мамы волосы все круче и круче меняют окрасы... и узоры разные везде..)
    - Сына кормлю... надо же его чем-то развлечь, вот и говорю, все, что попало... тут ловлю округленные глаза папы... он смотрит мне прямо в глаза.. и его глаза округляются все больше и больше от вида моих зрачков.... ну все, определили... покормил сына... помыл лицо ему... родители не уходят... супруга уже плинтуса даже в комнате протерла на 3 раза... я ей...
    - Любимая, угости родителей чаем... и почему в зале до сих пор идет отлив?
    Тут выглядывает из комнаты супруга... с глазами как у папы, понимая всю ситуацию... (бля, опять что-то не так сказал... а в голове идет дождь...) вобщем, было 40 минут, как и предполагал вот таких диалогов, причем я пытался делать видимость действий, а родители сидели на диване и смотрели как я ходил по комнате, что-то бормотал с круглыми шарами... а им говорил..
    - Мне надо сделать дело.. и перекладывал карандаш со стола на шифоньер... нитки на полку... перекладывал какие-то бумажки с места на место. Вобщем, делал домашнюю работу... когда они спросили..
    - Ты что, глюки ловишь?..
    Я протрезвел на долю секунды... задумался...
    - Мама, давай не будем разбирать что я и от чего ловлю... Не попробуешь - не ешь... мысли есть, но их есть нельзя... их можно смотреть, мы с сыном будем играть в джип...

    ...... пауза........

    Супруга из-за угла опять с круглыми глазами... (я понимаю что опять что-то не так сказал.. блин.. все этот дождь... у меня в голове идет дождь...) после паузы я говорю... а не пойти ли нам погулять...
    Родители:
    - Точно, мы вас отвезем на воздух...
    - На воздух нельзя отвезти... им можно дышать, но его нельзя увидеть... (упс... лучше я пойду одеваться... и ничего больше говорить не буду...)
    Захожу в комнату и выпрыгиваю в коридор... спрашиваю супругу..
    - Ты зачем разлила ведро воды в комнате.... я туда не пойду.. она подходит и на ушко говорит..
    - Это не ведро воды, а просто прошел дождь...
    - ООО, Я ЗНАЛ, ВОТ ОН ДОЖДЬ... Я ТАК И ДУМАЛ, У МЕНЯ В ГОЛОВЕ ТОЖЕ ИДЕТ ДОЖДЬ... нам нужен дождь (зонт) (это все проговаривалось громко вслух) беру дождь-трость, захожу в комнату, раскладываю... и говорю...
    - ЛЮБИМАЯ, ПОДЕРЖИ ДОЖДЬ, Я ШТАНЫ ОДЕНУ...

    ....перематываем...

    Как ехал в машине, лучше не рассказывать... вобщем, еще не скоро меня отпустило.. было оочень интересно... родителей после субботы еще не видел... когда увижу, не знаю даже что и говорить... сказать спасибо, что не отвезли в дурик...
     
    1 человеку нравится это.
  6. dusty
    Оффлайн

    dusty Незаметно подкравшийся

    Регистрация:
    30 окт 2006
    Сообщения:
    1.286
    Баллы:
    288
    Адрес:
    МО г.Королев
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    Он говорил на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды, и с теми тихими покровительственными интонациями, которые свойственны состарившемуся в свете и при дворе значительному человеку. Он подошел к Анне Павловне, поцеловал ее руку, подставив ей свою надушенную и сияющую белизной даже между седыми волосами лысину, и покойно уселся на диване.
    — Прежде всего скажите, как ваше здоровье, милый друг? Успокойте друга, — сказал он, не изменяя голоса, и тоном, в котором из–за приличия и участия просвечивало равнодушие и даже насмешка.
    — Как вы хотите, чтоб я была здорова, когда нравственно страдаешь? Разве можно оставаться спокойной в наше время, когда есть у человека чувство, — сказала Анна Павловна. — Вы весь вечер у меня, надеюсь?
    — А праздник английского посланника? Ныне среда. Мне надо показаться там, — сказал князь. — Дочь заедет за мной и повезет меня.
    — Я думала, что нынешний праздник отменен. Признаюсь, все эти праздники и фейерверки становятся несносны.
    — Ежели бы знали, что вы этого хотите, праздник бы отменили, — сказал князь, по привычке, как заведенные часы, говоря вещи, которым он и не хотел, чтобы верили.
    — Не мучьте меня. Ну, что же решили по случаю депеши Новосильцева? Вы все знаете.
    — Как вам сказать? — сказал князь холодным, скучающим тоном. — Что решили? Решили, что Буонапарте сжег свои корабли, и мы тоже, кажется, готовы сжечь наши.
    Князь Василий, говорил ли он умные или глупые, одушевленные или равнодушные слова, говорил их таким тоном, как будто он повторял их в тысячный раз, как актер роль старой пьесы, как будто слова выходили не из его соображения и как будто говорил он их не умом, не сердцем, а по памяти, одними губами.
    Анна Павловна Шерер, напротив, несмотря на свои сорок лет, была преисполнена оживления и порывов, которые она долгим опытом едва приучила себя сдерживать в рамках придворной обдуманности, приличия и сдержанности. Каждую минуту она, видимо, готова была сказать что–нибудь лишнее, но, хотя она и на волосок была от того, это лишнее не прорывалось. Она была нехороша, но, видимо, сознаваемые ею самою восторженность ее взгляда и оживление улыбки, выражавших увлечение идеальными интересами, придавали ей то, что называлось интересностью. По словам и выражению князя Василия видно было, что в том кругу, где они оба обращались, давно установилось всеми признанное мнение об Анне Павловне как о милой и доброй энтузиастке и патриотке, которая берется немножко не за свое дело и часто вдается в крайность, но мила искренностью и пылкостью своих чувств. Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтузиасткой. Сдержанная улыбка, игравшая постоянно на лице Анны Павловны, хотя и не шла к ее отжившим чертам, выражала, как у избалованных детей, постоянное сознание своего милого недостатка, от которого она не хочет, не может и не находит нужным исправляться.
    Содержание депеши от Новосильцева, поехавшего в Париж для переговоров о мире, было следующее.
    Приехав в Берлин, Новосильцев узнал, что Буонапарте издал декрет о присоединении Генуэзской республики к Французской империи в то самое время, как он изъявлял желание мириться с Англией при посредничестве России. Новосильцев, остановившись в Берлине и предполагая, что такое насилие Буонапарте может изменить намерение императора Александра, спрашивал разрешения его величества, ехать ли в Париж или возвратиться. Ответ Новосильцеву был уже составлен и должен быть отослан завтра. Завладение Генуей был желанный предлог для объявления войны, к которой мнение придворного общества было еще более готово, чем войско. В ответе было сказано: "Мы не хотим вести переговоров с человеком, который, изъявляя желание мириться, продолжает свои вторжения".
    Это все было самою свежею новостью дня. Князь, видимо, знал все эти подробности из верных источников и шутливо передал их фрейлине.
    — Ну, к чему повели нас эти переговоры? — сказала Анна Павловна по–французски, как происходил и весь разговор. — Ну, к чему все эти переговоры? Не переговоры, а смерть за смерть мученика нужна злодею, — сказала она, раздувая ноздри, поворачиваясь на диване и вслед за тем улыбаясь.
    — Как вы кровожадны, дорогая! В политике не все делается как в гостиной. Существуют предосторожности, — сказал князь Василий с своею грустной улыбкой, которая была неестественна, но, повторяясь уж тридцать лет, так обжилась на старом лице князя, что казалась вместе и неестественною и привычною. — Есть письма от ваших? — прибавил он, видимо, считая фрейлину недостойною серьезного политического разговора и стараясь перевести его на другой предмет.
    — Но к чему повели нас эти предосторожности, — продолжала спрашивать Анна Павловна, не поддаваясь ему.
    — А хоть бы к тому, чтоб узнать мнение Австрии, которую вы так любите, — сказал князь Василий, видимо поддразнивая Анну Павловну и не желая выпускать разговор из шуточного тона.
    Но Анна Павловна разгорячилась.
    — Ах, не говорите мне про Австрию! Я ничего не понимаю, может быть, но Австрия никогда не хотела и не хочет войны. Она предает нас. Россия одна должна быть спасительницею Европы. Наш благодетель знает свое высокое призвание и будет верен ему. Вот одно, во что я верю. Нашему доброму и чудному государю предстоит величайшая роль в мире, и он так добродетелен и хорош, что Бог не оставит его, и он исполнит свое призвание задавить гидру революции, которая теперь еще ужаснее в лице этого убийцы и злодея. Мы одни должны искупить кровь праведника. На кого нам надеяться, я вас спрашиваю? Англия с своим коммерческим духом не поймет и не может понять всю высоту души императора Александра. Она отказалась очистить Мальту. Она хочет видеть, ищет заднюю мысль наших действий. Что они сказали Новосильцеву? Ничего. Они не поняли, они не могут понять самоотвержения нашего императора, который ничего не хочет для себя и все хочет для блага мира. И что они обещали? Ничего. И что обещали, и того не будет. Пруссия уже объявила, что Буонапарте непобедим и что вся Европа ничего не может против него… И я не верю ни в одном слове ни Гарденбергу, ни Гаугвицу. Этот пресловутый нейтралитет Пруссии — только западня. Я верю в одного Бога и в высокую судьбу нашего милого императора. Он спасет Европу!..
    Она вдруг остановилась с улыбкой насмешки над своею горячностью.
    — Я думаю, — сказал князь, улыбаясь, — что, ежели бы вас послали вместо нашего милого Винценгероде, вы бы взяли приступом согласие прусского короля. Вы так красноречивы. Вы дадите мне чаю?
    — Сейчас. Кстати, — прибавила она, опять успокаиваясь, — нынче у меня будет очень интересный человек, виконт де Мортемар. Он в родстве с Монморанси через Роганов, одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. Он очень хорошо вел себя и все потерял. Он был при герцоге Энгиенском, при несчастном святом мученике во время его пребывания в Этенгейме. Говорят, он очень мил. Ваш обворожительный сын Ипполит обещал мне привезти его. Все наши дамы без ума от не? —
    го, — прибавила она с улыбкой презрения, как будто жалела о бедных дамах, не умевших выдумать ничего лучше, как влюбляться в виконта де Мортемара.
    — Кроме вас, разумеется, — сказал князь все своим тоном посмеивания. — Я его видал, этого виконта, в свете, — прибавил он, видимо, мало заинтересованный надеждой видеть Мортемара. — Скажите, — сказал он, как будто только что вспомнив что–то, и особенно небрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было главною целью его посещения, — правда, что императрица–мать желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? Этот барон, кажется, ничтожная личность.
    Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Федоровну старались доставить барону.
    Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице.
    — Барон Функе был рекомендован императрице–матери ее сестрою, — только сказала она совсем особенным грустным сухим тоном. В то время как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, как она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе много уважения, и опять взгляд ее подернулся грустью.
    Князь равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворной и женской ловкостью и быстротою такта, захотела и щелкануть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его.
    — Кстати, о вашей семье, — сказала она, — знаете ли вы, что ваша дочь составляет наслаждение всего общества. Ее находят прекрасною, как день. Государыня очень часто спрашивает про нее: "Что делает прекрасная Елена?"
    Князь наклонился в знак уважения и признательности.
    — Я часто думаю, — продолжала Анна Павловна после минутного молчания, придвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный, — я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам дала судьба таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю, — вставила она безапелляционно, приподняв брови), таких прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не ст\ите.
    И она улыбнулась своей восторженною улыбкой.
    — Чего вы хотите? Лафатер сказал бы, что у меня нет шишки родительской любви, — сказал князь вяло.
    — Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Я его совсем не знаю, но, кажется, он поставил задачей сделать себе скандальную репутацию. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества, и жалеют вас…
    Князь не отвечал, но она, молча, значительно глядя на него, ждала ответа. Князь Василий поморщился.
    — Что вы хотите, чтоб я делал? — сказал он наконец. — Вы знаете, я сделал для их воспитания все, что может отец, и оба вышли дураки. Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль — беспокойный. Вот одно различие, — сказал он, улыбаясь более неестественно и одушевленно, чем обыкновенно, и при этом особенно резко выказывая в сложившихся около его рта морщинах что–то такое грубое и неприятное, что Анне Павловне пришло на мысль: не очень, должно быть, приятно быть сыном или дочерью такого отца.
    — И зачем родятся дети у таких людей, как вы? Ежели бы вы не были отец, я бы ни в чем не могла упрекнуть вас, — сказала Анна Павловна, задумчиво поднимая глаза.
    — Я ваш верный раб, и вам одной могу признаться. Мои дети — обуза моего существования. Это мой крест. Я так себе объясняю. Чего вы хотите? — Он помолчал, выражая жестом свою покорность жестокой судьбе. — Да, ежели бы можно было по произволу иметь и не иметь их… Я уверен, что в наш век будет сделано это изобретение.
    Анне Павловне не понравилась мысль о таком изобретении.
    — Вы никогда не думали о том, чтобы женить вашего блудного сына Анатоля? Говорят, что старые девицы имеют манию женить.
    Я еще не чувствую за собой этой слабости, но у меня есть одна маленькая особа, которая очень несчастлива с отцом, наша родственница, княжна Болконская.
    Князь Василий не отвечал, хотя со свойственной светским людям быстротой соображенья и памятью движением головы показал, что он принял к соображенью это сведение.
    — Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40 000 в год, — сказал он, видимо, не в силах удерживать печальный ход своих мыслей. Он помолчал. — Что будет через пять лет, ежели это пойдет так? Вот выгода быть отцом. Она богата, ваша княжна?
    — Отец очень богат и скуп. Он живет в деревне. Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном императоре и прозванный Прусским королем. Он очень умный человек, но со странностями и тяжелый. Бедняжка несчастлива. У нее брат, вот что недавно женился на Лизе Мейнен, адъютант Кутузова, живет здесь и будет нынче у меня. Она единственная дочь.
    — Послушайте, милая Анет, — сказал князь, взяв вдруг свою собеседницу за руку и пригибая ее почему–то книзу. — Устройте мне это дело, и я ваш вернейший раб навсегда. Она хорошей фамилии и богата. Все, что мне нужно.
    И он с теми свободными и фамильярными, грациозными движениями, которые его отличали, взял за руку фрейлину, поцеловал ее и, поцеловав, помахал фрейлинскою рукой, развалившись на креслах и глядя в сторону.
    — Подождите, — сказала Анна Павловна, соображая. — Я нынче же поговорю с Лизой, женой молодого Болконского. И, может быть, это уладится. Я в вашем семействе начну обучаться ремеслу старой девы.



    II

    Гостиная Анны Павловны начала понемногу наполняться. Приехала высшая знать Петербурга, люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, в каком все жили; приехал дипломат граф З. в звездах и орденах всех иностранных дворов, княгиня Л., отцветающая красавица, жена посланника; вошел дряхлый генерал, стуча саблей и кряхтя; вошла дочь князя Василия, красавица Элен, заехавшая за отцом, чтобы с ним вместе ехать на праздник посланника. Она была в шифре и бальном платье. Приехала и известная как самая обворожительная женщина Петербурга молодая, маленькая княгиня Болконская, прошлую зиму вышедшая замуж и теперь не выезжавшая в большой свет по причине своей беременности, но ездившая еще на небольшие вечера.
    — Вы не видали еще, или — вы не знакомы с моей тетушкой, — говорила Анна Павловна приезжавшим гостям и весьма серьезно подводила их к маленькой старушке в высоких бантах, выплывшей из другой комнаты, как скоро стали приезжать гости; называла их по имени, медленно переводя глаза с гостя на тетушку, и потом отходила. Все гости совершали обряд приветствия никому не известной, никому не интересной и не нужной тетушки. Анна Павловна с грустным торжественным участием следила за их приветствиями, молчаливо одобряя их. Тетушка каждому говорила в одних и тех же выражениях о его здоровье, о своем здоровье и о здоровье ее величества, которое нынче было, слава богу, лучше. Все подходившие, из приличия не выказывая поспешности, с чувством облегчения исполненной тяжелой обязанности, отходили от старушки, чтоб уж весь вечер ни разу не подойти к ней. Человек десять присутствующих мужчин и дам разместились кто у чайного стола, кто в уголку за трельяжем, кто у окна; все разговаривали и свободно переходили от одной группы к другой.
    Молодая княгиня Болконская приехала с работой в шитом золотом бархатном мешке. Ее хорошенькая, с чуть черневшимися усиками верхняя губка была коротка по зубам, но тем милее она открывалась и тем еще милее вытягивалась иногда и опускалась на нижнюю. Как это всегда бывает у вполне привлекательных женщин, недостаток ее — короткость губы и полуоткрытый рот — казались ее особенною, собственно ее красотой. Всем было весело смотреть на эту полную здоровья и живости хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение. Старикам и скучающим мрачным молодым людям, смотревшим на нее, казалось, что они сами делаются похожи на нее, побыв и поговорив несколько времени с нею. Кто говорил с ней и видел при каждом ее слове светлую улыбочку и блестящие белые зубы, которые виднелись беспрестанно, думал, что он особенно нынче любезен. И это думал каждый. Маленькая княгиня, переваливаясь, маленькими быстрыми шажками обошла стол с рабочею сумочкой на руке и весело, оправляя платье, села на диван, около серебряного самовара, как будто все, что она ни делала, было развлечением для нее и для всех ее окружавших.
    — Я захватила работу, — сказала она, развертывая свой ридикюль и обращаясь ко всем вместе.
    — Смотрите, Анна, не сыграйте со мной дурной шутки, — обратилась она к хозяйке. — Вы мне писали, что у вас совсем маленький вечер, видите, как я одета дурно.
    И она развела руками, чтобы показать свое, в кружевах, серенькое изящное платье, немного ниже грудей опоясанное широкою лентой.
    — Будьте спокойны, Лиз, вы всё будете лучше всех, — отвечала Анна Павловна.
    — Вы знаете, мой муж покидает меня, он идет на смерть, — продолжала она тем же тоном, обращаясь к генералу. — Скажите, зачем эта гадкая война? — обратилась она к князю Василию и, не дожидаясь ответа, обратилась к дочери князя Василия, к красивой Элен: — Знаете, Элен, вы становитесь слишком хороши, слишком хороши.
    — Что за прелестная особа эта маленькая княгиня! — сказал князь Василий тихо Анне Павловне.
    — Ваш обворожительный сын Ипполит до безумия влюблен в нее.
    — У этого дурака есть вкус.
    Вскоре после маленькой княгини вошел толстый молодой человек с стриженою головой, в очках, светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке. Этот толстый молодой человек, несмотря на модный покрой платья, был неповоротлив, неуклюж, как бывают неловки и неуклюжи здоровые мужицкие парни. Но он был незастенчив и решителен в движениях. На минуту остановился он посередине гостиной, не находя хозяйки и кланяясь всем, кроме нее, несмотря на знаки, которые она ему делала. Приняв старую тетушку за самую Анну Павловну, он сел подле нее и стал говорить с ней, но узнав, наконец, по удивленному лицу тетушки, что этого не следует делать, встал и сказал:
    — Извините, мадемуазель, я думал, что это не вы.
    Даже бесстрастная тетушка покраснела при этих бессмысленных словах и с отчаянным видом замахала своей племяннице, приглашая ее себе на помощь. Занятая до сих пор другим гостем, Анна Павловна подошла к ней.
    — Очень любезно с вашей стороны, мсье Пьер, что вы пришли навестить бедную больную, — сказала она ему, улыбаясь и переглядываясь с тетушкой.
    Пьер сделал еще хуже. Он сел подле Анны Павловны с видом человека, который не скоро встанет, и тотчас же начал с нею разговор о Руссо, о котором они говорили в предпоследнее свидание. Анне Павловне было некогда. Она прислушивалась, приглядывалась, помещала и перемещала гостей.
    — Я не могу понять, — говорил молодой человек, значительно глядя через очки на свою собеседницу, — почему не любят "Исповедь", тогда как "Новая Элоиза" гораздо ничтожнее.
    Толстый молодой человек неловко выражал свою мысль и вызывал на спор Анну Павловну, совершенно не замечая, что фрейлине и вообще никакого дела не было до того, какое сочинение хорошо или дурно, а особенно теперь, когда ей столько надо было сообразить и вспомнить.
    — "Пусть прозвучит труба последнего суда, я предстану со своею книгой в руках", — говорил он, с улыбкой цитируя первую страницу "Исповеди". — Прочтя эту книгу, полюбишь человека.
    — Да, конечно, — отвечала Анна Павловна, несмотря на то, что она была совершенно противоположного мнения, и оглядывала гостей, желая встать. Но Пьер продолжал:
    — Это не только книга, это поступок. Тут полная исповедь. Не правда ли?
    — Но я не хочу быть его духовником, мсье Пьер, у него слишком гадкие грехи, — сказала она, вставая и улыбаясь. — Пойдемте, я вас представлю кузине.
    И, отделавшись от молодого человека, не умеющего жить, она возвратилась к своим занятиям хозяйки дома и продолжала прислушиваться и приглядываться, готовая подать помощь на тот пункт, где ослабевал разговор, как хозяин прядильной мастерской, посадив работников по местам, прохаживается по заведению и примечает, все ли вертятся веретена. Как хозяин прядильной, замечая неподвижность или непривычный, скрипящий, слишком громкий звук веретена, торопливо идет, сдерживает или пускает его в надлежащий ход, так и Анна Павловна подходила к замолкнувшему или слишком много говорившему кружку и одним словом или перемещением опять заводила равномерную, приличную разговорную машину.



    III

    Вечер Анны Павловны был пущен. Веретена с разных сторон равномерно и не умолкая шумели. Кроме тетушки, около которой сидела только одна пожилая дама с исплаканным худым лицом, несколько чужая в этом блестящем обществе, и еще кроме толстого мсье Пьера, который после своих бестактных разговоров с тетушкой и Анной Павловной молчал весь вечер, видимо, не знакомый почти ни с кем, и только оживленно оглядывался на тех, кто ходил и говорил громче других, — общество разбилось на три кружка. В одном центром была красавица княжна Элен, дочь князя Василия, в другом — сама Анна Павловна, в третьем — хорошенькая, румяная и слишком полная по своей молодости маленькая княгиня Болконская.
    Вошел сын князя Василия Ипполит, "ваш обворожительный сын Ипполит", как неизменно называла его Анна Павловна, и ожидаемый виконт, от которого сходили с ума, по словам Анны Павловны, "все наши дамы". Ипполит вошел, глядя в лорнет, и, не опуская лорнета, громко, но неясно пробурлил: "Виконт де Мортемар", — и тотчас же, не обращая внимания на отца, подсел к маленькой княгине и, наклоняя к ней голову так близко, что между ее и его лицом оставалось расстояние меньше четверти, что–то часто и неясно стал говорить ей и смеяться.
    Виконт был миловидный, с мягкими чертами и приемами молодой человек, очевидно, считавший себя знаменитостью, но, по благовоспитанности, скромно предоставлявший пользоваться собой тому обществу, в котором он находился. Анна Павловна очевидно угощала им своих гостей. Как хороший метрдотель подает как нечто сверхъестественно прекрасное тот кусок говядины, который есть не захочется, если увидать его в грязной кухне, так в нынешний вечер Анна Павловна сервировала своим гостям виконта как что–то сверхъестественно утонченное, тогда как господа, стоявшие с ним в одной гостинице и игравшие с ним каждый день на биллиарде, видели в нем только большого мастера карамболировать и вовсе не находили себя счастливыми от того, что виделись и говорили с виконтом.
    Заговорили тотчас об убийстве герцога Энгиенского. Виконт сказал, что герцог Энгиенский погиб от своего великодушия и что были особенные причины озлобления Буонапарте.
    — Ах! Расскажите нам это, виконт, — сказала Анна Павловна.
    Виконт наклонился в знак покорности и учтиво улыбнулся. Анна Павловна сделала круг около виконта и пригласила всех слушать его рассказ.
    — Виконт был лично знаком с герцогом, — шепнула Анна Павловна одному.
    — Виконт удивительный мастер рассказывать, — проговорила она другому.
    — Как сейчас, виден человек хорошего общества, — сказала она третьему, и виконт был подан обществу в самом изящном и выгодном для него свете, как ростбиф на горячем блюде и посыпанный зеленью.
    Виконт хотел уже начать свой рассказ и тонко улыбнулся.
    — Переходите сюда, дорогая Элен, — сказала Анна Павловна красавице княжне, которая сидела поодаль, составляя центр другого кружка.
    Княжна Элен улыбалась; она поднялась с тою же неизменяющеюся улыбкой вполне красивой женщины, с которой она вошла в гостиную. Слегка шумя своею белою бальною робой, убранной плюшем и мехом, и блестя белизной плеч, глянцем волос и бриллиантов, она прошла между расступившимися мужчинами и прямо, не глядя ни на кого, но всем улыбаясь и как бы любезно предоставляя каждому право любоваться красотою своего стана, полных плеч, очень открытой по тогдашней моде груди и спины и как будто внося с собою блеск бала, подошла к Анне Павловне. Элен была так хороша, что не только не было в ней заметно тени кокетства, но, напротив, ей как будто совестно было за свою несомненную и слишком сильно и победительно действующую красоту. Она как будто желала и не могла умалить своей красоты. "Какая красавица!" — говорил каждый, кто ее видел.
    Как будто пораженный чем–то необычайным, виконт пожал плечами и опустил глаза, в то время как она усаживалась перед ним и освещала и его все тою же неизменною улыбкой.
    — Мадам, я, право, опасаюсь за свои способности перед такой публикой, — сказал он, наклоняя с улыбкой голову.
    Княжна облокотила свою открытую полную руку на столик и не нашла нужным что–либо сказать. Она улыбаясь ждала. Во все время рассказа она сидела прямо, посматривая изредка то на свою полную красивую руку, которая от давления на стол изменила свою форму, то на еще более красивую грудь, на которой она поправляла бриллиантовое ожерелье, поправляла несколько раз складки своего платья и, когда рассказ производил впечатление, оглядывалась на Анну Павловну и тотчас же принимала то самое выражение, которое было на лице фрейлины, и потом опять успокаивалась в сияющей улыбке. Вслед за Элен перешла и маленькая княгиня от чайного стола.
    — Подождите, я возьму мою работу, — проговорила она.
    — О чем вы думаете? — обратилась она к князю Ипполиту. — Принесте мне мой ридикюль.
    Княгиня, улыбаясь и говоря со всеми, вдруг произвела перестановку, и, усевшись, весело оправилась.
    — Теперь мне хорошо, — приговаривала она и, попросив начинать, принялась за работу. Князь Ипполит перенес ей ридикюль, перешел за нею и, близко придвинув к ней кресло, сел подле нее.
    Очаровательный Ипполит поражал своим необыкновенным сходством с сестрою–красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостной, самодовольной, молодой, неизменной улыбкой жизни и необычайной античной красотою тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот — все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественные положения.
    — Это не история о привидениях? — сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить.
    — Вовсе нет, — пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик.
    — Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях, — сказал он таким тоном, что видно было, — он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили.
    Из–за самоуверенности, с которою он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темно–зеленом фраке, в панталонах цвета бедра испуганной нимфы, как он сам говорил, в чулках и башмаках. Он сел в самую глубину кресла против рассказчика, положил одну руку с кольцом и гербовой печатью перед собой на стол в таком вытянутом положении, что ему стоило, видимо, большого труда удерживать ее в этом положении, однако во все время рассказа он держал так руку. Другою рукой он держал лорнет в ладони и этою же рукой оправлял свою прическу кверху, придававшую еще более странное выражение его вытянутому лицу, и, как будто вспомнив что–то, начинал смотреть на свою выставленную руку с перстнями, потом на ноги виконта, потом весь оборачивался быстро и развинченно, как он и все делал, и долго пристально смотрел на княгиню.
    — Когда я имел счастье видеть в последний раз блаженной и печальной памяти герцога Энгиенского, — начал виконт с изящной грустью в голосе, оглядывая слушателей, — он в самых лестных выражениях говорил о красоте и гениальности великой Жорж. Кто не знает этой гениальной и прелестной женщины? Я выразил свое удивление, каким образом герцог мог узнать ее, не быв в Париже эти последние годы. Герцог улыбнулся и сказал мне, что Париж не так далек от Мангейма, как это кажется. Я ужаснулся и высказал его высочеству свой страх при мысли о посещении им Парижа. "Сударь, — сказал я, — бог знает, не окружены ли мы здесь изменниками и предателями и не будет ли ваше присутствие в Париже, как бы тайно оно ни было, известно Буонапарте?" Но герцог только улыбнулся на мои слова с рыцарством и отважностью, составляющими отличительную черту его фамилии.
    — Дом Конде — ветка лавра, привитая к дереву Бурбонов, как говорил недавно Питт, — сказал монотонно князь Василий, как будто он диктовал какому–то невидимому писцу.
    — Господин Питт очень хорошо выразился, — лаконически прибавил его сын Ипполит, решительно поворачиваясь на кресле туловищем в одну, а ногами в противоположную сторону, торопливо поймав лорнетку и устремив сквозь нее свой взгляд на родителя.
    — Одним словом, — продолжал виконт, обращаясь преимущественно к красавице княжне, которая не спускала с него глаз, — я должен был оставить Этенгейм и узнал уже потом, что герцог, увлеченный своею отвагой, ездил в Париж, делал честь мадемуазель Жорж не только восхищаться ею, но и посещать ее.
    — Но у него была сердечная привязанность к принцессе Шарлотте де Роган Рошфор, — горячо перебила Анна Павловна. — Говорили, что он тайно был женат на ней, — сказала она, видимо, испуганная будущим содержанием рассказа, который ей казался слишком вольным в присутствии молодой девушки.
    — Одна привязанность не мешает другой, — продолжал виконт, тонко улыбаясь и не замечая опасений Анны Павловны. — Но дело в том, что мадемуазель Жорж прежде своего сближения с герцогом пользовалась сближением с другим человеком.
    Он помолчал.
    — Человека этого звали Буонапарте, — произнес он, с улыбкой оглянув слушателей.
    Анна Павловна, в свою очередь, оглянулась беспокойно, видя, что рассказ делается опаснее и опаснее.
    — Так вот, — продолжал виконт, — новый султан из "Тысячи и одной ночи" не пренебрегал частенько проводить свои вечера у самой красивой, самой приятной женщины во Франции. И мадемуазель Жорж, — он помолчал, пожав выразительно плечами, — должна была превратить необходимость в добродетель. Счастливец Буонапарте приезжал обыкновенно по вечерам, не назначая своих дней.
    — Ах! Я предвижу, и мне становится жутко, — пожимая полными и гибкими плечиками, сказала маленькая хорошенькая княгиня.
    Пожилая дама, сидевшая весь вечер подле тетушки, перешла к кружку рассказчика, покачав головою и улыбнувшись значительно и грустно.
    — Это ужасно, не правда ли? — сказала она, хотя, очевидно, и не слыхала начала истории. На неуместность ее замечания и на нее саму никто не обратил внимания.
    Князь Ипполит объявил быстро и громко:
    — Жорж в роли Клитемнестры удивительна!
    Анна Павловна молчала и находилась в беспокойстве, не решив еще окончательно в своем уме, прилично или неприлично было то, что рассказывал виконт. С одной стороны — вечерние посещения актрис, с другой стороны — ежели уж виконт де Мортемар, родственник Монморанси через Роганов, лучший представитель Сен–Жерменского предместья, в гостиной будет говорить неприлично?сти, то кто же, наконец, знает, что прилично и неприлично?
    — В один вечер, — продолжал виконт, оглядывая слушателей и оживляясь, — Клитемнестра эта, прельстив весь театр своею удивительною передачей Расина, возвратилась домой и думала отдохнуть от усталости и волнения. Она не ждала султана.
    Анна Павловна вздрогнула при слове "султан". Княжна опустила глаза и перестала улыбаться.
    — Как вдруг служанка доложила, что бывший виконт Рокрой желает видеть великую актрису. Рокрой — так называл себя герцог. Он был принят, — прибавил виконт и, помолчав несколько секунд, чтобы дать понять, что он не все рассказывает, что знает, продолжал: — Стол блестел хрусталем, эмалью, серебром и фарфором. Стояли два прибора, время летело незаметно, и наслаждение…
    Неожиданно в этом месте рассказа князь Ипполит произвел странный громкий звук, который одни приняли за кашель, другие за сморканье, мычанье или смех, и стал торопливо ловить упущенный лорнет. Рассказчик удивленно остановился. Анна Павловна испуганно перебила описание наслаждений, которые с таким вкусом описывал виконт.
    — Не томите нас, виконт, — сказала она.
    Виконт улыбнулся.
    — Наслаждение превращало часы в минуты, как вдруг послышался звонок, и испуганная горничная, дрожа, прибежала объ?явить, что звонит страшный бонапартовский мамелюк и что ужасный господин его уже стоит у подъезда…
    — Прелестно, — прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть истории мешают ей продолжать работу.
    Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, хотел продолжать, когда в гостиную вошло новое лицо и произвело необходимую остановку.



    IV

    Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Не столько по тому, что молодой князь приехал так поздно, но все–таки был принят хозяйкой самым любезным образом, сколько по тому, как он вошел в комнату, было видно, что он один из тех светских молодых людей, которые так избалованы светом, что даже презирают его. Молодой князь был небольшого роста, весьма красивый, сухощавый брюнет, с несколько истощенным видом, коричневым цветом лица, в чрезвычайно изящной одежде и с крошечными руками и ногами. Все в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до ленивой и слабой походки, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно, потому что он вперед знал все, что будет. Из всех же прискучивших ему лиц лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С кислою, слабою гримасой, портившей его красивое лицо, он отвернулся от нее, как будто подумал: "Тебя только недоставало, чтобы вся эта компания совсем мне опротивела". Он поцеловал руку Анны Павловны с таким видом, как будто готов был бог знает что дать, чтоб избавиться от этой тяжелой обязанности, и щурясь, почти закрывая глаза и морщась, оглядывал все общество.
    — У вас съезд, — сказал он тоненьким голоском и кивнул головой кое–кому, кое–кому подставил свою руку, предоставляя ее пожатию.
    — Вы собираетесь на войну, князь? — сказала Анна Павловна.
    — Генерал Кутузов, — сказал он, ударяя на последнем слоге зов как француз, снимая перчатку с белейшей, крошечной руки и потирая ею глаза, — генерал–аншеф Кутузов зовет меня к себе в адъютанты.
    — А Лиза, ваша жена?
    — Она поедет в деревню.
    — Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены?
    Молодой адъютант сделал выпяченными губами презрительный звук, какой делают только французы, и ничего не отвечал.
    — Андрей, — сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась и к посторонним, — подите сюда, садитесь, послушайте, какую историю рассказывает виконт о мадемуазель Жорж и Буонапарте.
    Андрей зажмурился и сел совсем в другую сторону, как будто не слышал жены.
    — Продолжайте, виконт, — сказала Анна Павловна. — Виконт рассказывал, как герцог Энгиенский бывал у мадемуазель Жорж, — прибавила она, обращаясь к вошедшему, чтобы он мог следить за продолжением рассказа.
    — Мнимое соперничество Буонапарте и герцога из–за Жорж, — сказал князь Андрей таким тоном, как будто смешно было кому–нибудь не знать про это, и повалился на ручку кресла. В это время молодой человек в очках, называемый мсье Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей так мало был любопытен, что, не оглядываясь, сморщил наперед лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся тоже, и вдруг все лицо его преобразилось. Доброе и умное выражение вдруг явилось на нем.
    — Как? Ты здесь, кавалергард мой милый? — спросил князь радостно, но с покровительственным и надменным оттенком.
    — Я знал, что вы будете, — отвечал Пьер. — Я приеду к вам ужинать, — прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. — Можно?
    — Нет, нельзя, — сказал князь Андрей, смеясь и отворачиваясь, но пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно было спрашивать.
    Виконт рассказал, как мадемуазель Жорж умоляла герцога спрятаться, как герцог сказал, что он никогда ни перед кем не прятался, как мадемуазель Жорж сказала ему: "Ваше высочество, ваша шпага принадлежит королю и Франции", — и как герцог все–таки спрятался под белье в другой комнате, и как Наполеону сделалось дурно, и герцог вышел из–под белья и увидел перед собой Буонапарте.
    — Прелестно, восхитительно! — послышалось между слушателями.
    Даже Анна Павловна, заметив, что самое затруднительное место истории пройдено благополучно, и успокоившись, вполне могла наслаждаться рассказом. Виконт разгорелся и, грассируя, говорил с одушевлением актера…
    — Враг его дома, похититель трона, тот, кто возглавлял его нацию, был здесь, перед ним, неподвижно распростертый на земле и, может быть, при последнем издыхании. Как говорил великий Корнель: "Злобная радость поднималась в его сердце, и только оскорбленное величие помогло ему не поддаться ей".
    Виконт остановился и, сбираясь повести еще сильнее свой рассказ, улыбнулся, как будто успокаивая дам, которые уже слишком были взволнованы. Совершенно неожиданно во время этой паузы красавица княжна Элен посмотрела на часы, переглянулась с отцом и вместе с ним встала, и этим движением расстроила кружок и прервала рассказ.
    — Мы опоздаем, пап<, — сказала она просто, продолжая сиять на всех своею улыбкой.
    — Вы меня извините, мой милый виконт, — обратился князь Василий к французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтобы он не вставал. — Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас.
    — Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, — сказал он Анне Павловне.
    Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка просияла еще светлее на ее прекрасном лице.



    V

    Анна Павловна попросила виконта подождать ее и пошла проводить князя Василия с дочерью до другой комнаты. Пожилая дама, сидевшая прежде с тетушкой и потом изъявившая такой бестолковый интерес к истории виконта, торопливо встала и догнала князя Василия в передней.
    С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх.
    — Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? — сказала она, догоняя его в передней (она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о). — Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику?
    Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку.
    — Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, — просила она.
    — Поверьте, что я сделаю все, что могу, княгиня, — отвечал князь Василий, — но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Разумовскому, через князя Голицына, это было бы умнее.
    Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда–то красивое лицо ее выразило почти презрение, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватилась за руку князя Василия.
    — Послушайте, князь, — сказала она, — я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, — торопливо прибавила она. — Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Будьте добрым человеком, каким вы всегда были, — говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы.
    — Пап<, мы опоздаем, — сказала, поворачивая свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери.
    Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и раз рассудив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить ни за кого, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что–то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что–нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его.
    — Дорогая Анна Михайловна, — сказал он с своею всегдашней фамильярностью и скукой в голосе, — для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите, но, чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного графа, отца вашего, я сделаю невозможное. Сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы?
    И он пожал ее руку, дергая ее вниз.
    — Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас, — так лгала и унижалась мать, — я знала, как вы добры.
    Он хотел уйти.
    — Постойте, два слова. Раз он перейдет в гвардию… — она замялась. — Вы хороши с Михаилом Илларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж…
    Анна Михайловна, будто цыганка, выпрашивала для сына тем больше, чем больше ей давали. Князь Василий улыбнулся.
    — Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты.
    — Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой…
    — Пап<, — опять тем же тоном повторила красавица, — мы опоздаем.
    — Ну, прощайте. Видите?
    — Так завтра вы доложите государю?
    — Непременно, а Кутузову не обещаю.
    — Нет, обещайте, обещайте, Василий, — сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда–то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному, доброму лицу. Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.



    VI

    Конец истории виконта был следующий:
    "Герцог Энгиенский достал из кармана флакон горного хрусталя, обделанный в золото, в котором были жизненные капли, подаренные его отцу графом Сен–Жерменом. Капли эти, как известно, имели свойство оживлять мертвого или почти мертвого, но их не надо было давать никому, кроме членов дома Конде. Посторонние лица, отведавшие капель, исцелялись так же, как и Конде, но делались непримиримыми врагами герцогского дома. Доказательством тому служит то, что отец герцога, желая исцелить умирающего коня, дал ему этих капель. Конь ожил, но покушался потом несколько раз погубить седока и раз понес его во время битвы в лагерь республиканцев. Отец герцога убил любимую лошадь. Несмотря на то, молодой и рыцарский герцог Энгиенский влил несколько капель в рот своего врага Буонапарте, и изверг ожил.
    — Кто вы? — спросил Буонапарте.
    — Родственник служанки, — отвечал герцог.
    — Ложь! — закричал Буонапарте.
    — Генерал, я без оружия, — отвечал герцог.
    — Ваше имя?
    — Я спас вам жизнь, — отвечал герцог.
    Герцог уехал, а капли подействовали, и Буонапарте почувствовал ненависть к герцогу и с того дня поклялся уничтожить несчастного и великодушного юношу. Через своих клевретов, узнав по забытому герцогом платку, на котором был вышит герб дома Конде, кто был его соперник, Буонапарте велел изобрести предлог заговора Пишегрю и Жоржа Кадудаля, схватил в Баденском герцогстве мученика–героя и убил его.
    — Ангел и демон. И вот каким образом было совершено самое ужасное преступление в истории.
    Этим заключил виконт свою историю и от избытка волнения перевернулся на стуле. Все молчали.
    — Убийство герцога было более чем преступление, виконт, — сказал князь Андрей, слегка улыбаясь, как будто он подсмеивался над виконтом, — это была ошибка.
    Виконт приподнял брови и развел руками. Жест его мог означать многое.
    — Но как вы находите всю эту последнюю комедию Миланского помазания? — сказала Анна Павловна. — И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Буонапарте. И господин Буонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. О, это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову.
    Князь Андрей отвернулся от Анны Павловны, как будто в той мысли, что эти разговоры ни к чему не ведут.
    — "Бог мне дал корону. Беда тому, кто ее тронет", — произнес князь Андрей с гордостью, как будто то были его слова (слова Наполеона, сказанные при возложении короны). — Говорят, он был очень хорош, произнеся эти слова, — прибавил он.
    Анна Павловна строго взглянула на князя Андрея.
    — Надеюсь, — продолжала она, — что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан. Государи не могут долее терпеть этого человека, который угрожает всему.
    — Государи? Я не говорию о России, — сказал виконт учтиво и безнадежно: — государи! Но что они сделали для Людовика XVI, для королевы, для Елизаветы? Ничего! — продолжал он, одушевляясь. — И поверьте мне, они несут наказание за свою измену делу Бурбонов. Государи? Они шлют послов приветствовать похитителя престола.
    И он, презрительно вздохнув, опять переменил положение. Князь Ипполит, долго смотревший в лорнет на виконта, вдруг при этих словах повернулся всем телом к маленькой княгине и, попросив у нее иголку, стал показывать ей, рисуя иголкой на столе, герб Конде. Он растолковывал ей этот герб с таким значительным видом, как будто княгиня просила его об этом.
    — Герб Конде представляет щит с красными и синими узкими зазубренными полосками, — говорил он. Княгиня, улыбаясь, слушала.
    — Ежели еще год Буонапарте останется на престоле Франции, — продолжал виконт начатый разговор с видом человека, не слушающего других, но в деле, лучше всех ему известном, следящего только за ходом своих мыслей, — то дела пойдут слишком далеко интригой, насилием, изгнаниями, казнями. Общество, я разумею хорошее общество, французское, навсегда будет уничтожено, и тогда?
    Он пожал плечами и развел руками.
    — Император Александр, — сказала Анна Павловна с грустью, сопутствовавшей всегда ее речам об императорской фамилии, — объявил, что он предоставит самим французам выбрать образ правления. И я думаю, нет сомнения, что вся нация, освободившись от узурпатора, бросится в руки законного короля, — сказала Анна Павловна, стараясь быть любезнее с эмигрантом и роялистом.
    — О, если бы эта счастливая минута могла прийти! — сказал виконт, с благодарностью за внимание наклоняя голову.
    — А вы как думаете, мсье Пьер? — ласково спросила Анна Павловна у толстого молодого человека, которого неловкое молчание тяготило ее как любезную хозяйку. — Как вы думаете? Вы недавно из Парижа.
    Анна Павловна, ожидая ответа, улыбнулась виконту и другим, как будто говоря: я и с ним должна быть любезна; видите, я обращаюсь и к нему, хотя и знаю, что он ничего не может сказать.



    VII
    — Вся нация умрет за своего императора, за величайшего человека в мире! — вдруг безо всяких приготовлений, громко и запальчиво заговорил молодой человек, похожий на мужицкого парня, с таким видом, как будто он боялся, что его перебьют и что он не найдет после случая высказаться вполне. Он оглянулся на князя Андрея. Князь Андрей улыбнулся.
    — Величайшего гения нашего века, — продолжал Пьер.
    — Как? Это ваше мнение? Вы шутите! — вскрикнула Анна Павловна с испугом, происходившим не столько от слов, произнесенных молодым человеком, сколько от того одушевления, не гостинного и совершенно неприличного, которое выражалось в крупных и мясистых чертах молодого человека и преимущественно в звуке его голоса, который был слишком громок и, главное, естествен. Он не делал жестов, говорил прерывисто, изредка поправляя очки и оглядываясь, но по всей фигуре видно было, что теперь его ни?кто не остановит и что он выскажет всю свою мысль, не думая о приличиях. Молодой человек был похож на дикую невыезженную лошадь, которая до тех пор, пока она не в седле и не в хомуте, смирна, даже робка и ничем не отличается от других лошадей, но которая, как только на нее надета сбруя, вдруг начинает без всякой понятной причины подгибать голову, взвиваться и самым смешным образом козелкать, чему и сама не рада. Молодой человек, видимо, почуял сбрую и начал свои смешные козлы.
    — О Бурбонах никто и не думает теперь во Франции, — продолжал он, торопясь, чтоб его не перебили, и постоянно оглядываясь на князя Андрея, как будто в нем одном он ждал поддержки. — Не забудьте, что только три месяца, как я приехал из Парижа.
    Он говорил на отличном французском языке.
    — Господин виконт совершенно справедливо полагает, что будет поздно для Бурбонов через год. И теперь уже поздно. Роялистов нет больше. Одни бросили свое отечество, другие сделались бонапартистами. Все Сен–Жерменское предместье преклоняется перед императором.
    — Есть исключения, — сказал виконт снисходительно.
    Светская, привычная Анна Павловна беспокойно смотрела то на виконта, то на неприличного молодого человека и не могла себе простить того, что неосторожно пригласила этого юношу, не узнавши его прежде.
    Неприличный юноша был незаконный сын знаменитого богача и вельможи. Анна Павловна пригласила его из уважения к отцу и принимая в соображение то, что этот мсье Пьер только что приехал из–за границы, где он воспитывался.
    "Если б я знала, что он так дурно воспитан и бонапартист", — думала она, глядя на его большую стриженую голову и мясистые крупные черты. "Вот воспитание, какое дают теперь молодым людям, — думала она. — Сразу виден человек хорошего общества", — говорила она про себя, любуясь спокойствием виконта.
    — Почти все дворянство, — продолжал Пьер, — перешло к Бо?напарту.
    — Это говорят бонапартисты, — сказал виконт. — Теперь трудно узнать общественное мнение Франции.
    — По словам Бонапарта, — сказал князь Андрей, и невольно все обратились на его тихий, ленивый, но слышный всегда по своей самоуверенности голос, ожидая услышать, что же сказал Бонапарт.
    — "Я показал им путь славы, они не хотели, — продолжал князь Андрей после недолгого молчания, опять повторяя слова Наполеона: — я открыл им мои передние, они бросились толпой". Не знаю, до какой степени имел он право так говорить, но это зло, очень зло, — заключил он с кислою улыбкой и отвернулся.
     
  7. doktor v
    Оффлайн

    doktor v

    Регистрация:
    30 май 2007
    Сообщения:
    1.362
    Баллы:
    259
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    ом намо бхагавате васудевайа
    джанмадй асйа йато `нвайад итараташ чартхешв абхиджнах сварат
    тене брахма хрда йа ади-кавайе мухйанти йат сурайах
    теджо-вари-мрдам йатха винимайо йатра три-сарго `мрша
    дхамна свена сада нираста– кухакам сатйам парам дхимахи

    дхармах проджджхита-каитаво `тра парамо нирматсаранам сатам
    ведйам ваставам атра васту шивадам тапа-трайонмуланам
    шримад-бхагавате маха-муни– крте ким ва параир ишварах
    садйо хрдй аварудхйате `тра кртибхих шушрушубхис тат-кшанат
     
    1 человеку нравится это.
  8. dusty
    Оффлайн

    dusty Незаметно подкравшийся

    Регистрация:
    30 окт 2006
    Сообщения:
    1.286
    Баллы:
    288
    Адрес:
    МО г.Королев
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    [​IMG]


    [​IMG]


    [​IMG]



    [​IMG]


    [​IMG]
     
  9. Иван Израилевич
    Оффлайн

    Иван Израилевич

    Регистрация:
    21 май 2008
    Сообщения:
    1.014
    Баллы:
    229
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     
  10. dusty
    Оффлайн

    dusty Незаметно подкравшийся

    Регистрация:
    30 окт 2006
    Сообщения:
    1.286
    Баллы:
    288
    Адрес:
    МО г.Королев
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    [​IMG]
     
    1 человеку нравится это.
  11. Иван Израилевич
    Оффлайн

    Иван Израилевич

    Регистрация:
    21 май 2008
    Сообщения:
    1.014
    Баллы:
    229
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    Графиня изменившимся лицом бежит пруду.
     
  12. Jah
    Оффлайн

    Jah zoih подери!

    Регистрация:
    22 июн 2006
    Сообщения:
    4.996
    Баллы:
    567
    Адрес:
    Москва
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    Отсыпьте, а? :)))
     
  13. doktor v
    Оффлайн

    doktor v

    Регистрация:
    30 май 2007
    Сообщения:
    1.362
    Баллы:
    259
    Ответ: Дневник, о том как мы с нуля создаём бизнес.

    Мих, это не сыпется, но не смотря на это рогатый зяблик в луже саснул и мандренит по чалочкам.
     
  14. Константин
    Оффлайн

    Константин Супермодератор

    Регистрация:
    21 окт 2006
    Сообщения:
    7.734
    Баллы:
    649
    Адрес:
    Москва